Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

я

Ох! Что у меня теперь есть...


Палата поэтесс

Ты говоришь – жара!

Кутаюсь в шаль – холод!

Творческий наш союз

– Это как серп и молот.

Пара-и-шизо взлет

– Это как рак и щука.

Клизму! И к темечку лед!

– Так нам велит наука.

В адрес моих царей

Ты отпускаешь шутки.

Лебедя мне под кровать –

Вместо презренной утки!

27 апреля 2011



или...  попытка N 100




Пегаса – в стойло!



Рифмы – в клочья!



Зацвел столетник всем на диво.



За ум обеими руками!!!



…И снова мимо.




Света Хохломская ((Селихова Светлана Евгеньевна)http://www.stihi.ru/avtor/uzola2




 


photo Leni Riefenstahl







  • Current Music
    Hazmat Modine Bahamut
  • Tags
Щедрик

(no subject)

Настанет день — исчезну я,
А в этой комнате пустой
Все то же будет: стол, скамья
Да образ, древний и простой.

И так же будет залетать
Цветная бабочка в шелку —
Порхать, шуршать и трепетать
По голубому потолку.

И так же будет неба дно
Смотреть в открытое окно
И море ровной синевой
Манить в простор пустынный свой.

И.Бунин

села пить чай и увидев облака в чашке побежала за камерой, но увы... только стих и пиала без облаков остались.

  • Current Music
    Вивальди
  • Tags
я

Расцветает в душе небылица.

— Папа, как тебе нравится Анатолий?

— Наш новый дворник?

— Нет, папа! Наш дворник — Антон, а это — студент, Тихонравов.

— А-а-а... Он, как будто, не особенно далекий? — (И, когда мы уже думали, что вопрос исчерпан.) И от него какой-то странный запах...

И эта аттестация — в ответ на “petits soins” [Здесь: подобострастие (фр.)], которыми он окружил отца, на постоянные, в беседе, латинские и греческие цитаты, на весь труд по будущему состоянию зятя, состояние, которое отцу, по его простодушию и нашим с Асей годам и главное — складу, и в голову не могло прийти.

Годы шли, не много, но полные. Подымались на столько-то наши именные орешники, поднимались на двери наши прошло-летние зарубки роста. Мы перешли в последние сужденные нам классы. И вдруг из Тарусы к нам в Песочное, с посыльным, письмо. Асе. Рука Толина. Открываем: посреди мелкого бисера почерка — жирная раздавленная гусеница.

— Дурак, — сказала Ася холодно.

— Автопортрет, — уточнила я.

Под гусеницей фраза: “Берегите себя для себя и для меня”.

— Наглец. Он пишет, точно я уже в таком положении! И тут же, одним махом, на обороте: “Возвращаю вам ваше имущество и извещаю, что у меня ничего вашего, ни от вас не осталось”.

— Берегись, Ася! Он тебе эту гусеницу попомнит! Гусеница (случайная, конечно) оказалась роковой, ибо она как бы жирным шрифтом подчеркнула Анатолию всю невозможность этого союза. Это был последний штрих и последняя черта. В ту же зиму Ася познакомилась на катке с Борисом Т., за которого вскоре вышла замуж.

___________

Большое тире. 1921 год, весна. Ася только что вернулась из Феодосии, где застряла с 1917 года. Последний год варили мох. Худая, оборванная, но неизменно-живая и живучая.

— Марина, пойду служить в Музей.

— С ума сошла! Там теперь Анатолий — директором.

— Анатолий — директором?! И даже не женясь на нас? Ну и счастливец!

— Не только не женясь на нас, но женясь на самой обыкновенной, как надо, барышне.

— Как надо — барышне? Нынче же иду в Музей!

Возврат и рассказ:

— Прихожу. Сидит за папиным столом, не встает. — “Вы давно приехали?” — “Вчера”. — “Что вам угодно?” — “Место в Музее”. — “Свободных мест нет”. Тогда я ему, очень кротко, но четко: “Может быть, для меня найдется? Вы все-таки, Толя, подумайте”. — “Подумаю, но — если что-нибудь и найдется, то не...” — “Я и не претендую”. И тут, Марина, входит жена, без стука, как к себе в комнату. Молоденькая, хорошенькая — куда нам даже тогда! — по-настоящему хорошенькая: куколка, с ноготками, с локотками, и в белом платье с воланами. Впорхнула, что-то щебетнула и выпорхнула. Он нас даже не познакомил. Не говоря уже о том, что он мне не предложил сесть, и я все время, в каком-то упоении происходящим, простояла.

Через неделю на машинке за директорской подписью извещение, что Ася принята сверхштатным помощником библиотекаря на жалование... но боюсь ошибиться, знаю только, что жалование было жалобное. Так, сверхштатным служащим в учрежденном отцом музее Ася прослужила десять лет, на девять с половиной пересидев директора Анатолия, которого неизвестно почему, но в спешном порядке попросили освободить директорское кресло. Но он в нем все-таки посидел.

Ныне Анатолий стал писателем. Книги его выходят на прекрасной бумаге, с красным обрезом, в полотняных переплетах. Темы его книг — заграничные, метод писания — собирательный. Так он, даже не женясь на мне, стал писателем. Только вот — каким?

Сентябрь 1933

"Жених" М-на Цветаева
я

Жители петербургской квартиры Бродского отказываются освобождать ее для музея

В Петербурге появятся музей-квартира Иосифа Бродского и памятник поэту. Об этом сегодня на заседании городского правительства заявила губернатор Петербурга Валентина Матвиенко, передает корреспондент «БалтИнфо».
Музей-квартиру литератора планируется создать в доме, где он жил - на Литейном проспекте, 24. Городская администрация вместе со спонсорами уже выкупила три комнаты из пяти комнат этой коммунальной квартиры, но две оставшиеся не получается расселить. По словам губернатора, там проживают два человека, которые отказываются и от отдельных квартир в центре города, и от денежных выплат. «Их позиция совершенно неадекватна», - подчеркнула губернатор
http://www.baltinfo.ru/news/Zhiteli-peterburgskoi-kvartiry-Brodskogo-otkazyvayutsya-osvobozhdat-ee-dlya-muzeya-145359
Очень даже адекватная реакция!
Это реакция на вас и ваши методы.
Ваши ордена, юбилеи, музеи по разнарядке оставьте для себя.
Йосифа Александровича свет ловил, да не поймал при жизни...
Он получил от вас в 1955 году «полторы комнаты», а вам и трех мало, гоните людей. Прониклись?! Полюбили?! С чего бы это?! Ах да ,конечно, стыдно перед З-дом, ;-) наш поэт! Наш! Наш! Наш!

Так,вы, хотите приватизировать ,да в красный угол, да под триколор, да под аккомпанимент ваших речей и аплодисментов, разрезания ленточек...
Повесьте табличку мемориальную при входе, перечислив поимённо всех кто гнал и травил?
Если такая мемориальная доска будет, то я за музей. Пусть гордяться потомки, что его деды и бабки "делали биографию поэту"!
Покровительство Матвиенко нужно Йосифу Александровичу и его родственым душам так же, как Публию Овидию Назону музей, построенныый министерством культуры и туризма Украины.

embed id=VideoPlayback src=http://video.google.com/googleplayer.swf?docid=-5093057516798414510&hl=ru&fs=true style=width:400px;height:326px allowFullScreen=true allowScriptAccess=always type=application/x-shockwave-flash>
  • Current Mood
    рассерженна
  • Tags
я

Осоргин Михаил Андреевич. Собрание сочинений в стихах.

Проза

По поводу белой коробочки (Как бы предисловие)
Слепорождённый
Круги
Люсьен
Роман профессора
Пешка
Сердце человека
Кабинет доктора Щепкина
Судьба
Игра случая
Мечтатель
Юбилей
Убийство из ненависти
Аноним
Видение
Газетчик Франсуа
Пустой, но тяжёлый случай
Что такое любовь?


Рассказы

Земля
Портрет матери
Дневник отца
Часы
Вещи человека
Мумка
В юности
Рыболов
Бабушка и внучек
Чудо на озере
Игрок
Террорист
Клиент
Апелляционная жалоба
Человек, похожий на Пушкина
Маринад
Пенсне



Старинные рассказы

Выбор невесты
Тайна служки
Карлица Катька
Аввакум
Шинкарка Розумиха
Сказание о табашном зелье
Казнь тетрадки
Монстры
Сожженный дьячок
Соловей
Проделка лукавого
Шахматный болван
Настинькина маета
Конец Ваньки-Каина
Чепчик набекрень
Повесть о некоей девице
Волосочес
Заплечный мастер
Самобеглая коляска
Кости еврея
Приключение куклы
Борода
Девица, взыскующая жениха
Две страницы
Пирог с Адамовой головою
Любитель смерти
Пензенская флора
Две души


Мемуары.
Времена .


автор слов: Осоргин Михаил Андреевич, а стихи мои :-)
Ледовое

Чтобы горе в глаза не бросалось...

* * *
Чтобы горе в глаза не бросалось,
ходит в темных очках гражданин
той страны, от которой осталось
столкновение судеб и льдин.

Угорев от крушений железных,
он, к земле прикипая стопой,
слышит недра, и трюмы, и бездны,
где слепого бросает слепой.

Где короткая, как замыканье,
речь искрит и болит от частиц.
Где преступной печатью изгнанья
миллионы чернеют страниц.

Стокгольм

Регина Дериева






ПУСТОЙ ДЕНЬ

Безоблачье. И день такой святой.
И все деревья - голы, как распятья.
И я иду с обугленной мечтой
В душе. А дни сменяются, как платья,

Легко. А за дорогой - снова синь
Непройденных бескрайностей и далей.
Сгоревшую мечту не погасить,
А уголь вместо пламени - не дарят.

Прости - не начиналось и прошло.
В твоих глазах - растерянность и нежность.
Безвременье. Безоблачье. Стекло.
Безденежье. Блаженство. Безнадежность!


* * *
Снежная нежность неоновых сумраков,
Пепельным паром клубятся слова...
Новости будней оставим для публики,
В сказках и снах пропадет голова.

Горы потянутся склонами снежными
К небу - подкрашенных век синева.
Станем зачем-то чужими и нежными,
В сказках и снах пропадет голова.

Вверх или вниз - а какая мне разница!
Здесь, где цунами застывших снегов.
Горы - как волны. Мне все в тебе нравится.
В сказках и снах. Потому что - любовь.

Екатеринбург

Анна Матюхина
я

Ужели Ты не видишь, Что толк твой бестолков?

Борис Пастернак


Оригинал: "Любить иных - тяжелый крест..."



Любить иных - тяжелый крест,

А ты прекрасна без извилин,

И прелести твоей секрет

Разгадке жизни равносилен.


Весною слышен шорох снов

И шелест новостей и истин.

Ты из семьи таких основ.

Твой смысл,

Как воздух бескорыстен.


Легко проснуться и прозреть,

Словесный сор из сердца вытрясть

И жить, не засоряясь впредь,

Все это - не большая хитрость.







ПАРОДИЯ

Любить умную


Любить тебя - тяжелый крест,

Дороге на Голгофу равносилен.

Раскрою прелести твоей секрет -

Что ты прекрасна без извилин.


К чему тебе они?

Как зайцу бигуди.


Не надо шелестеть умом,

Не нужен шорох выводов и истин.

Для счастия - основа всех основ -

Чтоб мозг был от ума прочищен.


Желаю я проснуться и узреть,

Как Бог Господь с башки твоей весь мусор вытряс.

С тех пор дарю тебе я впредь

Лишь воздух, я ведь... бескорыстен.


1997 г.

ПОСВЯЩЕНИЕ ЖЕНЩИНАМ НА 8 МАРТА


(По мотивам поэзии вагантов. Авторизованный плагиат)



Чей язык коварный, лживый,

Ядовитый, злоречивый,

Что достоин отсеченья,

Да в огне испепеленья,

В черной куче погребенья,


Чей язык?... Да нет, не ваш...

Чей сказал, что лгун Я скверный,

Что Тебе Я друг неверный,

Что от милой отвернулся,

И к другой переметнулся?


Я клянусь богами всеми -

Обвиненья не по теме,

Что без всякого обмана

Я блюду союз желанный!

Я душою чист и телом...


Тут совсем другое дело -

У меня в крови броженье,

Не могу принять решенья,

Чую сразу к двум влеченье...

Нет, пожалуй, к трем, иль более

(Не видать вовек мне воли!)



Как тут лучше предпочесть:

Выбрать ту или другую,

Или к Вам совсем не лезть?


Я с одной смакую сласти,

Я к другой пылаю страстью.

Все они прекрасны с виду.

Та - любовию сильней,

Та - распутней и вольней.


Каждая сулит обиду.

Та противиться вдруг станет.

Той не верю, та обманет.

Лучше Я Вас обману,

Лучше сам Вас оттолкну.


Всех люблю: Тебя, другую...

Иль не ту и ни иную?

Разрываюсь между Вами,

Между Ею и Тобой,

Между этой, той и той...

Между той и вон... вон той...



Как найти теперь покой?

Как свой грех Мне победить?

Иль погибнуть или жить?

Нет! С Тобой и с Ней - в объятья!

Буду с Вами с каждой спать Я.

Вот спасенье!

Вот решенье!

Здесь и песня и мотив...

Лишь бы Мне хватило сил.


8 марта 1998 г.
http://zhurnal.lib.ru/a/alxbert_z/second.shtml
  • Current Music
    Secret Owl Society - Play
  • Tags
перекресток

Момент не-взаимопонимания

Зиновий Зиник в одном из своих эссе, «непонимание — столь же существенная и необходимая часть общения, что и взаимопонимание». «Момент не-взаимопонимания — повод вспомнить свой собственный аналогичный опыт и собственную уникальность», и определенно, тут есть немалые возможности окунуться в свою особость по маковку.
  • Current Music
    Александр Градский - (Блюз) Ливни на море
  • Tags